Фотогалерея

Рейтинг@Mail.ru

Супруги Кирлиан

  Супруги Кирлиан.

   Семен Давидович Кирлиан родился в Екатеринодаре (Краснодар) 20 февраля 1898 года в многодетной армянской семье. Не имея возможности получить образование, он вынужден был с ранних лет работать - приказчиком, декоратором, настройщиком роялей, но больше всего его интересовала электромеханика. В 1923 году Семен Давидович женился на Валентине Хрисанфовне Лотоцкой, дочери священника, журналисте и педагоге, которая стала верным другом и помощником в делах мужа. Работая в своей мастерской, Семен постоянно что-то придумывал и изобретал. Фантазия мастера была неудержимой. Однажды он задумал, например, получить из обычного сахара... алмаз. И действительно, сильное давление при взрыве герметичной емкости с сахаром превратило его в кристаллы, которые отлично резали стекло. В 1937 году, полностью разработав технологию изготовления искусственных алмазов, С. Кирлиан наивно написал о своем открытии самому Сталину. Через некоторое время в квартире изобретателя появились сотрудники НКВД, изъявшие все уже полученные кристаллы и документацию опытов... Где она сейчас?... Семен Давидович придумал множество других полезных вещей. Городская типография пользовалась изготовленной им электропечью для отливки шрифтов, мукомолы - магнитными устройствами для очистки зерна. Очень перспективными оказались и идеи по созданию аппаратуры для термической обработки продуктов в консервной промышленности. Уже перед войной Кирлиан придумал систему электроэкранирования душевых для обработки людей, которые могли быть поражены отравляющими газами... Однако главное открытие, прославившее имя Кирлиана на весь мир, приоткрыло дверь в неведомые прежде тайны природы.
   Как и многие великие открытия, всё началось со случайности. В 1939 году мастер по ремонту электроприборов из Краснодара Семён Кирлиан, отремонтировав в больнице физиотерапевтический аппарат, в котором использовался ток высокой частоты, обратил внимание на странное розовое свечение между электродами. С.Д. Кирлиан решил попробовать зафиксировать на фотоплёнке свечение в поле тока высокой частоты какого-нибудь предмета. Первым объектом, который был "сфотографирован" таким образом, стала монета. Изобретатель подсоединил к ней один электрод, положил сверху плёнку, накрыв её вторым электродом, включил ток высокой частоты. Сделав отпечаток, С.Д. Кирлиан увидел снимок монеты, по краям которой шёл скользящий разряд. Изобретатель стал помещать в поле самые разнообразные предметы, фотографируя без фотоаппарата необычное свечение, в том числе листья деревьев, собственные руки. И вот ту-то появилась любопытнейшая закономерность: любой живой объект, помещённый в поле высокой частоты, давал на фотоплёнке свечение, характер которого зависел от состояния снимаемого объекта.
   Одна "картинка" - если лист дерева только что сорван, другая - когда после этого прошёл, к примеру, час. Существенно различалось также свечение от рук здорового, заболевшего или даже просто уставшего человека. Уловив эту закономерность, С.Кирлиан месте с супругой с головой погрузились в эксперименты по точному выяснению механизма и возможностей неведомого прежде явления. Десять лет супруги усердно трудились в домашней лаборатории, сделав тысячи высокочастотных снимков, создав полноценный "кирлиановский" аппарат для таких съёмок.
   Были сделаны тысячи высокочастотных снимков, сделан компактный аппарат для фотографирования излучения рук. Не имея теоретической подготовки, Кирлиан шел экспериментальным путем. Он обладал колоссальной работоспособностью, перечитал огромное количество трудов по тем научным и прикладным вопросам, которые его интересовали. Он жил своей работой, экспериментировал в различных областях науки и техники, все подвергая анализу и не принимая за догму. По многим вещам он имел свое суждение, преломляя все через собственное философское понимание основ науки, мироздания, Космоса.
   5 сентября 1949 года Госкомитетом по делам изобретений и открытий выдано авторское свидетельство №106401 на "способ фотографирования объектов в токах высокой частоты". Зарегистрированный способ получения газоразрядного изображения объектов вскоре был переведен в разряд "совершенно секретных". Со времени получения первых результатов прошло 25 лет, прежде чем супруги смогли опубликовать рассказ о сути и результатах исследований. Только в 1957 году была разрешена публикация брошюры Кирлиан "В мире чудесных разрядов", что вызвало настоящую сенсацию в научном мире. Однако, средств для патентования изобретения за рубежом не нашлось, и через некоторое время их открытие стало широко использоваться в других странах.
   Тогда, в середине 60-х, ошеломляющее открытие было призвано подтвердить "успехи соцстроительства". А между тем, несмотря на весь тогдашний ажиотаж, супруги-изобретатели часто чувствовали себя ненужными и беспомощными. Вот, к примеру, запись в дневнике В. Кирлиан от 19 марта 1966 года: "...В течение 17 лет (17!) ведутся официальные переписки между министерствами, комитетами, научно-исследовательскими институтами об открытии специальной лаборатории по разработке нашей методики исследований по получению изображений при посредстве токов высокой частоты. И по сей день, с 1949 года, вопрос об этой лаборатории висит в воздухе, никто не берется возглавить ее, в то время как во Франции (то, что мы случайно узнали) уже разработан метод и практически используется в биологии... Интересно, будет ли толк от этой писанины, она уже сидит у нас в печенках..." Лишь два последних года жизни Семен Давидович заведовал специальной лабораторией на краснодарском НПК "Сатурн", но это было уже во второй половине 70-х...
   Многие из изобретений супругов, защищенных десятками авторских свидетельств, широко применялись на практике, в том числе в промышленности. Однако денег за это они не получали и жили очень бедно. О бедственном положении ученых свидетельствуют многочисленные записи в дневниках. Вот одна из них. После отказа в установлении персональной пенсии республиканского значения Валентина Хрисанфовна пишет 7 марта 1968 года: "Значит опять нужда! Опять без брюк, без пальто, без рубах. А все ведь обтрепанное... Все бы ерунда, но надо иметь для приличия перед почетными людьми, которые едут и едут к нам за консультациями... Катастрофа! Нет просвета! А остановиться, чтобы прекратить эксперименты, нет возможности. Жизни осталось мало, ох, как мало! А идей не обберешься. Надо спешить претворить их в заявки. Будет поздно, унесем в могилу. Нас, как балласт, выбросили за борт, нет в государстве организации, чтобы сменила нас. И так кончено! Надежды оборваны! Беспросветно! Безнадежно!" А через день на следующих страничках дневника снова воодушевленное описание творческих планов, новых экспериментов.
   Супруги Кирлиан неоднократно получали приглашения посетить зарубежные лаборатории, институты, но, будучи "невыездными", они были вынуждены ограничиваться деловой перепиской. В их архивах сохранились письма из 130 городов разных стран. Не имея поддержки государственных учреждений, не получая ни копейки на исследования, супруги работали, не щадя себя, проводили опыты, "чтобы глубже проникнуть в этот неведомый мир для блага Страны и людей", - как писал С.Д. Кирлиан. В 1976 году, уже после смерти Валентины Хрисанфовны, итальянская ассоциация ученых наградила С. Кирлиана именной золотой табличкой и пригласила принять участие в научном конгрессе. Но Семен Давидович не смог поехать в Италию (а также в Японию, Бразилию и другие страны, приглашавшие его), где-то в недрах нашего государства затерялась и золотая табличка...
   В декабре 1971 года после тяжелой болезни ушла из жизни Валентина Хрисанфовна. Несмотря на невосполнимую утрату и подорванное здоровье, Семен Давидович продолжает дело своей жизни, стараясь завершить начатые исследования. Только в феврале 1974 года С.Д. Кирлиан присваивают звание Заслуженного изобретателя республики. В последние годы жизни ученому была предоставлена должность заведующего специальной лаборатории на краснодарском НПК "Сатурн".
   Семён Давидович ушел из жизни 4 апреля 1978 года.

Поиск по сайту

Вход в систему