Фотогалерея

Рейтинг@Mail.ru

А.А. Богданов. Образы сердца: Комплементарная кардиология.

А.А. Богданов. Образы сердца: Комплементарная кардиология.

Основу книги доктора медицинских наук А. А. Богданова — врача гигиениста, тесно взаимодействующего с физиологами, психологами, математиками и физиками, составляют его собственные исследования ритма сердца и физических свойств биологически активных точек в связи с особенностями среды обитания. В ней описываются эксперименты по оценке влияния полей и излучений на организм человека в том числе при использовании для защиты спиралевидных генераторов формы.
   Сердце, как анатомический орган, энергетическая структура и словесный образ, избрано системообразующим фактором для сопоставления традиционных и малоизвестных теоретических концепций.
   Книга способствует взаимопониманию специалистов, занятых в различных отраслях знаний. Сложные теоретические представления изложены в форме, доступной для широкого круга читателей.

М.: Мир, 2007. — 199 с: ил.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОТ АВТОРА 7

Глава первая

ОБРАЗЫ СЕРДЦА В РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ 13

Глава вторая 

СЕРДЦЕ РАЗЪЯТОЕ 27

Глава третья

СЛЕДЫ ТАИНСТВЕННЫХ ПРОЦЕССОВ 39

Глава четвертая

ЭРИТРОЦИТ БИОФИЗИКА ФОКИНА 45

Глава пятая 

ОКНО В БИОХИМИЮ 57

Глава шестая

СЕРДЦЕ И ЭЛЕКТРИЧЕСТВО 61

Глава седьмая

СТРАННАЯ АНАЛОГИЯ 75

Глава восьмая

МЕЛОДИЯ СЕРДЦА 79

Глава девятая

ВОЗМОЖНАЯ АНАЛОГИЯ 95

Глава десятая

СЕРДЦЕ ВОСТОКА 97

Глава одиннадцатая

ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ ПОДОБИЯ 115

Глава двенадцатая

КАРДИОИДА МАНДЕЛЬБРОТА 121

Глава тринадцатая

ФАНТАЗИИ О РИТМЕ СЕРДЦА 135

Глава четырнадцатая

ЗАСТЫВШАЯ СПИРАЛЬ 141

Глава пятнадцатая

СЕРДЕЧНЫЕ СВЯЗИ 153

Глава шестнадцатая

ПОРТРЕТНАЯ ГАЛЕРЕЯ 161

Глава семнадцатая

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПУШКИНСКОГО «ПРОРОКА» 179

Глава восемнадцатая

СЕРДЦЕ ХРИСТИАНСКОЕ 183

Глава девятнадцатая

ИТОГИ И ВОПРОСЫ 189

ЛИТЕРАТУРА 197


                                                        ОТ АВТОРА

Этой книгой автор хотел бы вернуть долг людям, которые десять лет занимались изучением сердечного ритма, свойств биологически активных точек, эффектов от применения спиралевидных генераторов формы. В работе принимали участие морфологи и биофизики, психологи и биохимики, физиологи и гигиенисты, математики, практикующие врачи и инженеры высокой квалификации. И не только те, кто измеряли, взвешивали и фотографировали, но и те, кто позволили «покопаться» в собственном организме — студенты и спортсмены, моряки и железнодорожники, научные сотрудники, врачи, медицинские сестры и лаборанты.

Началось все с попыток найти способ увидеть признаки действия на организм человека устройств, условно названных спиралевидными генераторами формы. Направление научного поиска было инициировано встречей со Станиславом Георгиевичем Денисовым, без которого не только не было бы этой книги, но и сам поиск пошел бы в неопределенном направлении, поскольку в период, предшествующий этому событию, наша лаборатория пребывала в состоянии прозябания и ощутимого недостатка пищи не только для ума, но порой и для тела.

Первые опыты показали, что наскоком задачу не решить. Пришлось приступить к длительной осаде и прибегнуть к помощи союзников — сотрудников шести научно-исследовательских и образовательных институтов Санкт-Петербурга, а также нескольких частных медицинских центров и лабораторий.

Множились таблицы и графики, распухал архив научных данных, иногда мелькали миражи понимания. Спирали походили на морковку, подвешенную перед носом осла, заманивая, но не даваясь в зубы. Наконец, все, кто участвовали в поиске, убедились, что эти устройства гораздо сложнее, чем казалось с первого взгляда. Но главное — постепенно стали проявляться признаки их действия на человека.

Вот тут-то и возникла серьезная проблема, по сравнению с которой изначальные задачи показались забавными. Предстояло найти доступное объяснение тому, каким именно образом металлические конструкции, хотя и хитроумно устроенные, могут влиять на состояние человека. В надежде выловить подсказки сотрудники кинулись в бездну научной литературы. Сам поиск действительно напоминал водолазные работы в океане случая. Как водолазы, поднимая на поверхность непонятные предметы, постепенно собирают из них остов давным-давно затонувшего судна, так и наши ученые после каждого погружения добывали кажущиеся странными и неподходящими друг к другу словесные образы.

Ольга Константиновна Давыдова, морфолог с ученой степенью, почти у самой поверхности обнаружила кристаллические структуры крови и в дальнейшем преподнесла нам великолепные фотографии, полученные уже ее собственными трудами. Валерий Геннадиевич Мужиков, кандидат медицинских наук и автор методики вариационной термоальгометрии, извлек из малоизвестного источника емкую и причудливую статью А.И.Гончаренко. Найденная статья — не единственный его вклад. Во множестве исследований мы пользовались приборами Мужикова, как и кардиометрами кандидата технических наук Константина Михайловича Матуса, у которого хранится уникальное издание книги профессора М.Б.Тартаковского об истории электрокардиографии.

На некоторое время всплыл из глубин теоретической физики В. А. Архипов, чтобы, взглянув на наши усилия, молча, без комментариев передать брошюру с законом распределения энергии по структурным уровням материи. Остается думать, что его визит не был случайным.

Иван Николаевич Лебедев, руками которого сделаны тысячи измерений для определения свойств биологически активных точек, и познакомил нас с обзором о фрактальных структурах и процессах в биологии. Он же познакомил нас с Геннадием Алексеевичем Фокиным, долгие годы сберегавшим электрогидродинамическую модель эритроцита — побочный продукт деятельности одной из лабораторий ЦНИИ судостроения имени академика А.Н.Крылова.

Кандидат биологических наук биохимик Валентина Алексеевна Иванова и биофизик Геннадий Алексеевич Фокин заслуживают особой признательности, поскольку их авторские работы ранее не были опубликованы. Они доверили свои статьи для общего издания в надежде, что для созданных ими моделей найдется ячейка в общей системе образов.

Доверие сыграло не последнюю роль в работе тогда еще молодых ученых, а ныне кандидатов медицинских наук Виктора Витальевича Воронова и Виктора Федоровича Беляева, которые в сложных условиях собрали великолепный материал. Им удалось математическими методами показать связи сердечного ритма с психическим состоянием человека и свойствами личности. Начиная поиск, они испытывали большие сомнения в его успехе и надобности, а по его окончании стали убежденными сторонниками избравшего их научного направления.

На доверии строились и отношения нашей лаборатории с кафедрой физиологии Санкт-Петербургского государственного университета физической культуры имени П. Ф. Лесгафта, возглавляемой профессором Алексеем Сергеевичем Солодковым, заслуженным деятелем науки РФ. Пятилетний труд молодых сотрудников кафедры под руководством профессора Виктора Александровича Бухарина обеспечил материалом постройку естественнонаучной модели взаимодействия спиралевидных генераторов формы и организма человека. Алексей Сергеевич предоставил для публикации основные результаты исследований своего научного коллектива.

Нельзя забыть ушедшего из жизни кандидата физико-математических наук Виктора Дмитриевича Шлендова, усилиями которого в головах, не отягченных избыточными математическими знаниями, забрезжило понимание сущности итерационных процедур, псевдослучайного поиска и процессов оптимизации.

Создали условия для творческого поиска и подготовки книги доктор технических наук профессор Игорь Григорьевич Захаров и доктор медицинских наук профессор Владимир Викторович Чумаков.

Шло время. У наших ученых, как у сталкеров Стругацких, множилась и росла груда добытых и случайно попавшихся под руку обломков и отблесков реальности, назначение которых все еще оставалось неизвестным. Требовалась первооснова, или, выражаясь современнее, матрица, в ячейки которой без особых усилий и надрыва можно было бы вложить найденные осколки. Такой первоосновой совершенно неожиданно оказалось сердце, а точнее — наши представления о нем.

И тогда же завершилось весьма знаменательное преобразование: спиралевидные генераторы формы из цели превратились в средство познания. До определенного момента нас больше интересовало, действуют ли эти конструкции на человека, а если действуют—то как. Затем, когда уже никак нельзя было игнорировать собственный опыт, подтверждающий возможность этого взаимодействия, пришлось задаться вопросом, какая именно часть человеческого существа восприимчива к процессам, подверженным влиянию спиралей? Самый же интересный вопрос, ответ на который так и не получен — случайно ли это преобразование цели в средство или изначально задумано кем-то?

Как бы то ни было, на следующем этапе мы едва было не попали в ловушки, расставленные магией спиралевидности. Появлялось назойливое желание внедриться в генетику, для которой спираль — один из основных символов структуры живой материи. Да и сердце не вырвешь из груди, не получив вместо средоточия жизни комка омертвевшей мускулатуры. Даже на уровне естествознания не понять сердца вне связи со всем телом и особенно с головой. Долго не давала покоя эта самая голова, участие которой в жизни тела несомненно, но понимание ее устройства и способа действия не всегда и не всем доступно.

Избавили нас от излишнего любопытства мудрые и сердечные люди академики Наталья Петровна Бехтерева и Олег Иванович Киселев. Наталья Петровна посоветовала совершить попытку проникнуть в существо проблемы через физику, а Олег Иванович настоятельно рекомендовал оставить в покое генетику и поощрил увлечение сердечным ритмом. Советы эти прозвучали достаточно категорично, а потому особо запомнились. Наталья Петровна даже удивлялась себе, поскольку в подобной форме обычно не высказывается. Но именно форма в этом случае послужила действенным ограничителем, очертившим вход в область непознанного, доступный для автора.

Другой вход наметился по мере практического изучения свойств точек акупунктуры и теоретического ознакомления с представлениями о природе энергетических меридианов, дошедших до нас из Древнего Китая. Центральное место в сети меридианов занимает сердце. К тому же энергия сердца наиболее проявлена, что позволяет приблизиться к пониманию сущности процессов, прибегая к достаточно традиционным физическим методам исследования.

Ведь мы не умеем принимать на веру чужие взгляды, нам всегда хочется убедиться в их справедливости на собственном опыте. Вероятно, на этом и потерпели неудачу Адам и Ева, отправленные из настоящей жизни на удаленный и изолированный полигон, где они могли бы без ущерба для мироздания предаваться утехам естествоиспытания. Иногда и этот путь оправдан, но лишь при условии добровольного обоюдного стремления мысли, порожденной разными умами, навстречу друг другу.

Незаметно мы погрузились в мир, который физики называют миром тонких энергий, мастера словесности связывают с интуицией и вдохновением, а богословы наполняют Богом и энергиями Духа. Но как бы ни были люди замкнуты в границах личного опыта, в каждой системе представлений сердце занимает одно из центральных мест. Так на страницах книги появились поэты и богословы, православные святители и философы Востока. Насколько плодотворной оказалась попытка примирить способы мышления, кажущиеся разнородными, судить уважаемому читателю.

Да поможет нам Сердце!

А. А. Богданов

Цена в рублях: 
500 руб.

Поиск по сайту

Вход в систему